Мое новое интервью информационному порталу "Мамы большого города".

Надежда Железняк: «Детям все равно придется пережить свои травмы привязанности» 

Мы часто любим читать рекомендации психологов, если какие-то ситуации с нашими детьми вызывают у нас замешательство. А как психологи сами растят своих детей? Придерживаются они принципов естественного родительства или каких-то других? Нас долго мучили эти вопросы, пока мы не встретили маму и перинатального психолога Надежду Железняк. Она-то нам все и рассказала!

Надежда, вначале коротко о себе, главные факты твоей биографии.

Меня зовут Надежда Железняк. Если коротко о себе: психолог, «неидеальная мама» сына. А еще жена, дочь и много других социальных ролей, как и у всех. Живу и работаю в Краснодаре. Моя специализация звучит как «психология личности». Раньше я не думала, что буду работать в области не только семейной, но и перинатальной психологии. Но чем больше я задумывалась о материнстве, чем больше у меня возникало личных вопросов вроде: «А смогу ли я? А почему с первого раза не получилось? Временами мне страшно, как с этим быть?» — тем больше я погружалась именно в эту область.

Почему для профессионального развития ты выбрала именно работу с беременными и кормящими мамами?

Моя беременность и роды вообще перевернули мой мир. Я испытала целую гамму новых чувств. Начиная с материнской любви, до сих пор неведомой, заканчивая сильнейшей усталостью, а иногда и ощущением бессилия. А женское тело — это же вообще какой-то космос, только представьте: в нем зарождается жизнь. Мы увеличиваемся в объемах, потом уменьшаемся. А как слаженно оно работает с малышом в момент родов! Я не устаю удивляться совершенству женского организма. Поэтому каждый раз, работая с будущими мамами, я счастлива быть причастной к этому чуду. Но я не могу сказать, что будущие мамы — это основная часть моих клиентов. В основном это мамы и папы, а иногда и целые семьи. Да-да, мужчины тоже обращаются к психологам. И, как показывает мой опыт, не реже женщин.

Что такое естественное родительство с точки зрения разных психологических теорий? Объясни научно-популярно. Вот хотя бы про грудное вскармливание?

Вот и добрались мы до дискуссионной темы. Почему грудное вскармливание вообще вызывает столько противоречий? Все гораздо шире. Дело даже не в самом процессе кормления, а в том, как важно женщине ощущение, что она «хорошая мама» и все делает правильно. Это про социальное одобрение. Кто-то фанатично наглаживает детские вещи, кто-то кормит ребенка только экологичными продуктами, а кто-то гордится тем, что «моему шесть месяцев, а спит в своей комнате, в отдельной кровати».

У нас сейчас вообще общество тяготеет к разделению. Патриархальные семьи сменились нуклеарными, когда семья — это мама, папа и ребенок, а бабушки и дедушки — где-то в отдалении. Малыша растить стало сложнее: нужен постоянный контроль. Раньше ведь вся деревня присмотреть могла, дети с ранних лет бегали на улице. А сейчас повсюду нужен контроль, ведь и автомобили, и мало ли что еще… Вот и стало модным, чтобы в два года кушал «как взрослый», спал «как взрослый», умел считать, писать и вообще начинал готовиться к поступлению в институт. Потому что маме одной очень сложно со всем справляться. Ведь бабушки часто где-то далеко, «няню — страшно». Какое там по улице бегать! В школу до 10-го класса некоторые родители готовы чуть ли не за руку водить. Как тут на многодетную семью решиться, когда с одним ребенком так трудно…

Да и женщина хочет поскорее прийти в форму. Ведь у нас сейчас так модно в 40 выглядеть на 20 и через день после родов, «будто бы ничего не произошло», выходить на работу. А ведь произошло очень многое. В родах рождается не только ребенок, но и мама. Появилась новая часть нас, та, которая будет одной из главных всю оставшуюся жизнь… И здесь два пути. Например, хочу высыпаться, чтобы быть в форме и суметь работать хоть на полставки. В таком случае можно взять ребенка с собой в кровать и спать втроем, кормить, не вставая. А можно «научить» спать самостоятельно методом «дать проораться», который, кстати, согласно исследованиям, не физиологичен и не так безопасен, как о нем говорят его приверженцы. Вроде цель достигнута, но разными путями. Второй путь — через сопротивление. В этой связи вспомнила, что в восточных единоборствах и практиках, например тайцзи, победа на стороне более гибкого и в чем-то мягкого бойца. И как бонус — тратится на это обычно гораздо меньше энергии.

И все же вернемся к грудному вскармливанию. Фрейд, например, советовал отлучать детей от груди в девять месяцев — как думаешь, почему?

Конечно, могу и про Фрейда рассказать, но хочется ограничиться его же высказыванием. Слушатели Фрейда очень любили задавать ему провокационные вопросы о его теории. Однажды ему указали на то, что он не случайно питает страсть к толстым сигарам. На что он ответил: «Иногда сигара — это всего лишь сигара». Иногда многочисленные теории имеют мало общего с реальностью. Тем более что с каждым годом нам становятся доступны все новые исследования, которые часто идут вразрез со знаменитыми теориями. Например, недавно в престижном журнале Nature Genetics Тинка Польдерман и коллеги закончили труд по обзору почти всех исследований о близнецах, опубликованных специалистами по генетике форм поведения за последние 50 лет.

И какие там новости для мам близнецов?

Там много всего интересного о генетике и воспитании. Например, активно обсуждается вопрос о том, что большинство исследований по воспитанию не показательны, потому что в них не рассматриваются генетические факторы. При этом доказано, что гены сказываются на обучаемости ребенка, его оценках и интеллекте в целом. В 2013 году британские исследователи изучили академическую успеваемость более чем 11 тысяч однояйцевых и разнояйцевых шестнадцатилетних близнецов. Выяснилось, что гены влияют на оценки больше, чем квалифицированные учителя, сильные школы и строгие родители.

Про слинги и совместный сон с точки зрения психологии. Давай расставим все точки над «i».

Чем лично мне импонируют слинги, грудное вскармливания и совместный сон, так это облегчением жизни. И это главное. В первые сутки после родов лично я могла с трудом встать с кровати. У меня физически не было возможности и сил класть ребенка куда-то дальше десятка сантиметров от себя. Вот и все. Психология, чьи-то советы были ни при чем. Я делала так, потому что по-другому было невозможно. Это было что-то очень природное. И здесь снова возвращаюсь к рекомендации «отключать голову», больше слушать свое естество, как и в родах. Есть куча статей, исследований и книг о пользе грудного вскармливания. Ортопеды уже вовсю рекомендуют слинги в качестве профилактики дисплазии. А совместный сон, как известно, в разы снижает риски синдрома внезапной смерти младенца. Я же хочу обратить внимание не только на пользу для ребенка. Этого и так сейчас много: игрушки, магазины, куча информации. А о мамах — ни слова. Но так важно понимать, что довольная мама — залог детского спокойствия и счастья. Может, скажу крамольную вещь, но если у вас адски болит спина и вы не можете постоянно кормить четырехмесячного ребенка, то дайте ему соску, например. Не создавайте перекосы, когда ради ребенка — все. Сейчас такая повальная психологизация общества, что мамы десятки лет корят себя за кесарево сечение или за то, что кормили грудью год, а не три. Иначе «трудности преодолевать не научится» или «привязанность не сформируется». Но раз уж так сложилось — отпустите ситуацию, расслабьтесь. И помните: любовь и забота излечивают и компенсируют практически все! Девочки, не забывайте о себе. В этот момент на вебинарах я обычно спрашиваю: «А хотите ли вы, чтобы ваш ребенок уважал и любил себя?» — и все отвечают: «Конечно!». А где же он этому научится, если мама отдает всю себя малышу, не оставляя места и сил для себя? С кого же ему брать пример?

Какие из постулатов теории естественного родительства ты как психолог считаешь наиболее правильными, а какие тебе нравятся меньше?

Мне многое нравится в естественном родительстве, но, как и у любой теории, есть опасность ее идеализации. Меня настораживает, например, когда консультанты по грудному вскармливанию настаивают на долгокормлении, если мать приняла решение отлучать ребенка от груди. Можно мягко спросить о том, окончательное ли это решение. И даже этот вопрос «под вопросом», ведь у консультантов часто нет психологического образования. Поэтому здесь важно отреагировать на прямой запрос, а не навязывать идеологию. В итоге мама может начать теряться: отлучить, а потом долго винить себя, например. Или у мамы проблемы со спиной, но консультант прямо-таки настаивает на ношении ее десятикилограммового чуда в слинге, иначе «привязанность будет недостаточной». Консультанту, как мне кажется, важно действовать в интересах не только ребенка, но и мамы. Ведь при условии тяжелого психического или физического состояния мамы ей вообще будет не до малыша.

И здесь мы подходим ко второму важному моменту: слинги и совместный сон, например, это не цель, как отдельный акт, это способ быть ближе с малышом. Харлоу в 60-х годах проводил интересные эксперименты с детенышами обезьяны. Маленьким обезьянкам, отлученным от матери, он предложил двух искусственных «мам»: одна из них была теплой и мохнатой, а другая — сделана из проволочных каркасных конструкций. Обе «мамы» были снабжены бутылочками, из которых обезьянки могли сосать молоко. Дети обезьян отдавали решительное предпочтение первой «маме». Но еще удивительнее то, что, когда теплая и пушистая «мама» лишалась бутылочки с молоком, обезьянки по-прежнему выбирали ее. То есть мама в тяжелейшей депрессии или с сильными болями, но сохранившая грудное вскармливание при постоянных мучениях, — это та самая «холодная обезьяна с бутылочкой». И тут важно помнить, что есть много способов выразить любовь. И если по каким-то причинам что-то из «списка» не удалось, есть и другие возможности дать почувствовать малышу заботу.

Есть еще и третий момент. Как известно, в каждой силе есть слабость. Привязанность — прекрасная штука, но она тоже должна видоизменяться с ростом малыша. Мы растем и покупаем обувь большего размера, так и наши объятия не должны быть тесными. Я о том, что совместный сон хорош, но не до подросткового возраста, или четырехлетка, убегающий от мамы с криком «Не хочу в слинг!», — тоже крайность. Например, замечательная возможность перебраться ребенку в свою кроватку — кризис трех лет, когда малыш вовсю скандирует: «Я сам!». «Раз ты такой большой, вот и спи сам», — чем не возможность перейти на новый этап в отношениях?

Что делать мамам, которые потерялись в обилии теорий воспитания ребенка и не уверены, что естественное родительство так уж им подходит? Часто они боятся, что все эти теории привязанности так привяжут к ним ребенка, что у него потом будут большие проблемы с самостоятельностью.

Сразу вспоминаю одну из самых частых фраз читателей моего блога: «Сейчас приучу, а потом привыкнет». Или похожие: «Не держу на руках, а то привыкнет. Отлучила от груди в пять месяцев, чтобы не привыкал! Упал — не буду жалеть, чтобы не привык»…

Главное, что мне хочется сказать: а мы не боимся, например, влюбляться, выходить замуж — вдруг привыкнем? Это о том, что вся наша жизнь пронизана близостью, связана с какими-то традициями, родными местами. В общем, с тем, к чему мы привыкли. Конечно, есть масса всяких заметок и даже книг о том, «как выйти из зоны комфорта» (кстати, расскажите, как туда попасть?), как суметь бросить что-то, например — курить. Вот и получается, что привычка — штука с двумя полюсами: с одной стороны, те, к кому мы привыкли, наполняют нашу жизнь. С другой — как там у Ницше: «Чем шире ты раскрываешь объятия, тем легче тебя распять».

Что же получается? Дабы «не привыкать», можно отказать себе и в любви (а вдруг расстанемся?), и в материальном достатке (а вдруг уволят?)… Да много в чем! Или же принять ответственность за свой выбор, за то, что случиться может все что угодно, и все же насладиться близостью, контактом с ребенком…

Да, детям, как и родителям, все равно придется пережить свои «травмы привязанности». Здесь важно понять, что мы не хрустальную вазу растим и эти травмы неизбежны. Здорово их минимизировать, но взрослые не всесильны. И когда-то ребенок все равно узнает об этом. Когда-то он выйдет за ворота родительского замка и услышит «нельзя» или «должен». Поэтому иногда стоит в наиболее комфортных семейных условиях поставить определенные барьеры, жестко, но ни в коем случае не жестоко, установить границы и семейные правила.

Недавно услышала прекрасную фразу: «Для того, кто слаб, привязанность — помеха для полета. Для того, кто силен, привязанность — возможность взять с собой в полет других». Так, может, все-таки чем шире раскрываешь объятия, тем легче… тебе летать?

С какими запросами к тебе чаще всего обращаются мамы?

Вот со всеми этими запросами и обращаются, чтобы понять, «как правильно». Но существует ли это пресловутое «правильно»? Или родительство — это естественный процесс, и здесь важнее, как правильно именно для вашей семьи? Семьи. Не только для ребенка, но и для мамы, для папы. Мужа и жены. Говорю ли я о естественном родительстве? Да, иногда говорю. Но лишь тогда, когда клиент готов к этому разговору, лишь когда он задает вопросы, находится в поиске. Обычно мы говорим, что можно так и вот так, но ты выбирай сам. При этом я почти всегда рекомендую книги по этологии (поведение животных — Прим. ред.), Петрановскую, иногда — Ньюфелда, например. Но все зависит от конкретной ситуации.

Что касается меня, то я часто говорю, что я — неидеальная мама. Для меня до сих пор не найдены ответы на вопросы о массе вещей. Мне бывает сложно уйти на работу, когда сын просит побыть с ним, но также мне бывает сложно двадцатый раз на дню изображать лошадку и читать стишок про бегемотика. Я тоже ищу баланс. Помню, как-то после сложного дня я сетовала мужу на то, что переживаю, что прикрикнула на ребенка. Тогда он улыбнулся и ответил: «Не переживай. Если что, когда вырастет, пойдет к психологу!». Мне так понравилась эта его фраза, что я поделилась ей на следующее утро за завтраком с Людмилой Петрановской. Она тоже нашла этот подход интересным и добавила: «Если вам удастся вырастить человека, который найдет в себе силы обратиться за помощью, если будет трудно, значит, вы и вправду оказались хорошими родителями».