Натюрморт: живая мертвая натура

Дословно «натюрморт» с французского переводится как «nature morte» — «мёртвая природа». Парадокс в том, что для того, чтобы стать предметом этого жанра животному, растению или предмету необходимо в каком-то смысле умереть. Тогда выходит, что полотно для них в каком-то смысле вторая, практически загробная жизнь.

 

 

Мы не найдем людей на натюрмортах. Вроде бы они там присутствует, но лишь в виде принадлежащих им вещей, но человек ли это? Как известно, всех нас похоронят с открытыми ладонями, ничего не заберем с собой. Из людского попадает в натюрморт только то, что от него останется. Например, череп или скелет. Но человек ли это? Или скорее некий символ, полностью лишенный души?..

Однако, есть особенные «живые» натюрморты, где предметы не только взаимодействуют друг с другом, но и говорят по средствам образов со зрителем. Конечно речь о неповторимых, социальных творениях Акопа Акопяна. Предметы на его полотнах настолько живые, настолько «очеловеченные», будто до сих пор хранят тепло тела, будто прямо сейчас обретут душу, воскреснут.

Акоп Акопян родился в Египте. Учился в Париже. На родину, в Армению вернулся уже зрелым художником. Исследователи называли его дар «абсолютно новым взглядом на форму». Когда смотришь на его перчатки, манекены, строгие костюмы невольно возникает вопрос, что же это — натюрморт или... портрет?

Деревянные манекены, будто бы живая одежда, стекающая со стула... Тем самым Акопян старался осмыслить политические события и перемены в своей стране. Кто мы для государства? Что происходит у нас внутри? Не становимся ли мы теми самыми бесчувственными жителями, словно сошедшими со страниц Замятина или Оруэлла?..

Тогда же, в далеком 1978, он создает полотно “Нет нейтронной бомбе”. Бесконечная толпа безголовых пустых костюмо-людей.

«Для своих новых натюрмортов, рассказывал сам Акопян, - я избираю такие предметы, которые стоит только изобразить на полотне, словно отрицают само понятие натюрморта. К примеру. Брошенные на стол перчатки - это не только обреченные на неподвижность вещи, но и находящиеся в действии одушевленные существа. В них ощутимо желание сблизиться друг с другом, стремление к общению. То же самое можно сказать и об инструментах. Клещи, кусачки, плоскогубцы лежат иной раз таким образом, что хватательная их часть напоминает рот... Пальто может валяться на стуле, что напомнит нам его владельца, выразит какие-то чувства. Одежда стала такой неотъемлемой принадлежностью человека, что кажется, она не создана им, а сама собой выросла на нем. Стало быть, если возможно, как это показывает история искусства, изображая отдельные части человеческого тела (голову, лицо, торс, руки), выразить испытываемые человеком чувства, то почему же нельзя добиться того же с помощью одежды?»

Так все же, что значит «натюрморт»? И может ли предмет на холсте стать более живым, нежели в реальности? Достаточно взглянуть на пейзажи Акопяна — какая-то нетронутая тишина, а вот натюрморты — надрыв, драматизм. Живые человеческие страсти, словно под лупой предстают в «неживой» природе. Бесконечная метаморфоза материи. Ведь любой конец таит в себе новое начало.

Автор: Надежда Железняк, психолог

Возможно Вам будет это интересно:
Рождение мамы - Надежда Железняк